Ордер сегодня

Как бы ни дистанцировались ревнители новейшей архитектуры от классики, она, как наследственный ген, нет-нет да и напомнит о себе. Не справившись с компоновкой, зодчий порой думает: а что тут сделал бы классик? На этот вопрос отвечают шедевры зодчества, опыт мэтров, книги, природа, логика творчества, чуткое восприятие всех форм красоты.

Увы, эта помощь не всегда поспевает к месту проектного ЧП. И не часто ее зовут. Еще реже чтят предка новых конструкций - ордер.

Меж тем любая стоечно-балочная система есть ордер. Балку на двух опорах (стойках) роднит с лежащим на колоннах антаблементом то, что и там и тут вертикальные элементы сжаты, а горизонтальные работают на изгиб. Это родство определяюще. Но ордер создан в камне, а нынешний каркас - в бетоне и стали. Отсюда их внешняя несхожесть.

Ордер изучали Витрувий, Виньола, Палладио и др. Витрувий писал о высотах тосканской ("тускской"), дорической, ионической и коринфской колонн. Размеры интерколумниев он связывал с типологией храмов и через нее - с высотой колонн. Чем крупней храм, тем, по Витрувию, меньше интерколумний.

Согласно Виньоле просвет меж колоннами в модулях един для всех ордеров, кроме дорического, чей расширенный интерколумний - следствие сложности антаблемента. Изъян этой оторванной от проблем масштаба мысли подметил М. Барщ: "Если взять для небольшого сооружения тосканский ордер при высоте колонны 5 м, то интерколумний будет 1,55 м. В то же время, если для большого сооружения взять коринфский ордер с колонной в 20 м, то интерколумний будет 4,3 м. Очевидно, что для первого случая интерколумний мал, для второго велик". Сам мастер советам своего трактата не следовал.

Для Палладио ордер - показатель крупности объекта. Как Витрувий, мастер выявляет связь интерколумния с высотой колонн: чем они выше, тем меньше меж ними просвет. С виду эта зависимость странна - крупному масштабу, казалось бы, подходит крупный интекколумний. Но каменный архитрав его не выдержал бы. Витрувий и Палладио учли природу строительного материала. Она вошла в нашу генетическую память, чего не скажешь о железобетоне - его нет в каменоломнях.

Пройдя путь становления, обретя гармоничность форм, решив вопросы масштабности, тектоники и пропорций, ордер создал эстетику главной каменной конструкции многих эпох и, как и арка, долго был ведущей темой архитектуры.

Что сегодня для нас ордер? Архитектурный антиквариат, изящная старомодная вещица или высшая мудрость, пример проникновения зодчих в дальние углы профессии?

Его значение для теории и практики формообразования огромно. Он учит верному выбору ритма опор конструкций. Подчинившись функциональным нуждам и размерам сборных изделий, шаги стоечно-балочных систем ныне не учитывают требований красоты, что исключалось в ордере. Отношение просвета меж столбами к толщине столба остается вне внимания зодчих. Забыт тот факт, что, как доказывала история ордера, укрупнить масштаб опор можно, лишь повысив их и сгустив (в расчетных пределах) их ритм. Цена такой забывчивости - рыхлость, несобранность, расстроенность переставшей "звучать" композиции. Именно этим грешат "столбонады" Дворца молодежи в Москве, Дома правительства РФ (в меньшей мере) и др. подобных (1,2). В их сухих образах смолк пульс красоты.

 

дальше >>>


публикация на сайте

АрхиПоиск по всем сайтам архкаталога

содержание Цих.pda © 2008— 2019


< ↓ nonPDA>
© радизайн ra@cih.ru блог twitter

< ↓ ADV>